Информационный подход к вниманию в значительной степени связан с исследованием слуха. Исследования Черри привели к разработке экспериментальной процедуры, называемой затенение и ставшей затем популярной методикой изучения слухового внимания. В этой методике испытуемого просят повторить устное сообщение точно так же, как оно было предъявлено. Это нетрудно, если речь медленная, но если речь произносится быстро, испытуемый не сможет повторить всю поступившую информацию. Многим из нас приходилось испытать это, хотя бы в игре. В экспериментах Черри, однако, была еще одна особенность: предъявлялись два слуховых сообщения одновременно – одно из них должно быть “оттенено”, а другое проигнорировано. Иногда эти сообщения предъявлялись через наушники, иногда – через акустические системы, находящиеся в разных местах. Черри отмечает, что испытуемые справляются успешно с самыми разными текстами, хотя они и признают это очень трудным делом. Поскольку оба сообщения читает один диктор, нет признаков, помогающих различить голоса, как в обычной жизни при разговоре на вечеринке. И кроме того, когда оба сообщения записываются на пленку, а затем воспроизводятся через наушники, все бинауральные признаки направления также отсутствуют.

Черри обнаружил, что несмотря на способность испытуемых к затенению сообщений, они довольно мало что-либо из них запоминали. Возможно, основная часть обработки информации происходила во временной памяти, поэтому отсутствовали постоянное хранение и понимание сообщения. Сообщение, которому не уделялось внимания, запоминалось намного хуже. Когда в качестве сообщения предъявлялась речь, испытуемые отмечали, что распознают ее как речь. Но когда в игнорируемом канале английский язык сменялся немецким, они этого не замечали. Способность фокусироваться на одном сообщении и затормаживать обработку информации из другого сообщения является важным свойством человека: оно позволяет нам обрабатывать ограниченное количество информации и не перегружать механизмы обработки.

Поскольку в экспериментах Черри многие главные признаки были устранены, испытуемый должен был ориентироваться на какие-то другие признаки, которые, по-видимому, связаны с законами лингвистического построения языка. На протяжении нашей жизни человек многое узнает о фонетике, сочетании букв, синтаксисе, строении фраз, звуковых паттернах, речевых клише и грамматике. Благодаря способности обращать внимание на тончайшие признаки контекста и немедленно сверять их со знаниями о языке, человек может разбирать речь даже когда она маскируется множеством звуковых шумов. Для аномальных сообщений – т.е. тех, которые не согласуются с условностями и хитросплетениями лексико-грамматической структуры родного языка, - требуются мощные сигнальные характеристики, чтобы быть допущенными к верхнему этапу когнитивной системы; в то же время, хорошо знакомые сообщения обрабатываются легче. Большой теоретический интерес представляет судьба “забытых” сообщений. Какая часть, если таковая имеется, информации из каналов, не сопровождаемых вниманием, пропадает для человека?